Книга Оссовской "Рыцарский этос"

анализ книги

1. Рыцарский этос и его разновидности

Работа «Рыцарский этос и его разновидности» посвящена рассмотрению разновидностей и эволюции рыцарского этоса, начиная с античности и кончая новейшей историей.

М. Оссовская объясняет, что «этос» - термин, не требующий пояснений. Автор ссылается на то, что в публицистике его часто смешивают со словом «этика». Но этика -- это теоретическая дисциплина, которая ставит своей целью определить, что следует и чего не следует делать. А этос -- это стиль жизни какой-то общественной группы, общая (как полагают некоторые авторы) ориентация какой-то культуры, принятая в ней иерархия ценностей, которая либо выражена explicite [Здесь: в явном виде (лат.)], либо может быть выведена из поведения людей. Термин «этос» автор применяет к группам, а не к индивидам. Его объем выходит за рамки ценностей, которыми занимается этика. Это один из основных терминов социологии культуры; к ней-то и следует отнести проблематику данной книги.

В данном исследовании, автор пытается воссоздать определенный тип этоса, отличие которого от мещанского этоса представляется очевидным. Там мы видим осторожность и недоверие, здесь -- риск и широкий жест (по принципу «все заложи, а себя покажи»). Там -- трудолюбие, здесь -- презрение к труду ради заработка, в особенности к физическому труду; там -- стремление к безопасности, здесь -- к славе.

Вначале рассматривается этос Древней Греции, где он воссоздается с помощью гомеровских поэм, и прежде всего «Илиады». Затем автор переходит к Спарте -- стране, где правящая элита не выпускала копья из рук. Эти различия заставляют М. Оссовскую отказаться от употребления по отношению к Спарте слов «рыцарь» и «рыцарский»; она заменяет их словом «воин», свободным от «рыцарских» ассоциаций. Личностные образцы рыцарского этоса, по мнению М. Оссовской, окончательно складываются в средневековье, под воздействием «romans courtois»(куртуазных романов). Возрастание роли бюргерства заставляет правящую элиту выработать кодекс, который можно было бы противопоставить притязаниям «третьего сословия» на продвижение в обществе. В главе о придворном автор представляет одну из форм «демилитаризации» рыцарских образцов. Завершается исследование рассмотрением как дальнейшей судьбы рыцарского этоса - образа джентльмена и его развития в Соединенных Штатах, -- завершается как раз тогда, когда из восхвалений и порицаний вырисовывается личностный образец, который интересовал автора.

Делись добром ;)